- Главное условие – это добровольность. По крайней мере, мы этого придерживаемся. Человек приезжает в центр, и у него три дня на адаптацию, переживает ломку, "кумары". В движении это проходит быстро, опять же банька, и общение с такими же бывшими наркозависимыми - это намного облегчает страдания. На четвертый-пятый день включается в работу. Дисциплина примерно похожа на армейскую – есть дежурные по кухне, кто-то отвечает за дом, кто-то за огород, кто-то за территорию, кто-то за живность. У нас есть корова, гусей, кур держим. Но роли постоянно меняются. Встаем мы полвосьмого, пробежка, обливание в любую погоду, затем утреннее сообщество, затем блок лекций на 2-3 часа, обед, время на написание самоанализа, потом снова обливание, затем, в зависимости от дня недели, лекция или тренинг, потом письменные работы в течение полутора часов. После ужина большое сообщество, на котором зачитываются самоанализы и дается их оценка. Заканчивается все это примерно в десять часов. Ну а потом баня, она бывает три раза в неделю, либо свободное время – нарды, шахматы, домино, у нас есть караоке и DVD.

- Ни одной свободной минуты?

- Загружены полностью. Есть четкие правила – на территории центра матом не ругаются, «тягу не гоняют» - то есть все разговоры о прошлой жизни запрещены. Запрещена агрессия в любой форме, а также нужно строго следовать распорядку дня.

- Как начинался ваш проект?

- У меня самого в прошлом были проблемы с наркотиками. В 14 лет попробовал спиртное, к 18 годам, когда меня призвали в армию, пил очень сильно. Когда вернулся в Омск, большая часть моих знакомых сидели на игле. И я тоже, недолго думая, попробовал и попал в зависимость от наркотиков. Дальше - больше. Пытался бросить, но все безуспешно. И в наркологию ложился – не помогло. Пытался жить в изоляции – в тайгу уезжал, тоже не помогло. Пока там - все нормально, но как только вернулся, все опять началось. Дошел до последней черты, дальше уже некуда, только помирать, а помирать страшно. Тогда я пошел в общество анонимных алкоголиков, и там один человек мне очень помог на начальном этапе. А потом мне стало интересно разбираться в себе, что и как, и я начал учится, получил диплом и начал заниматься с ребятами. Но результат был практически нулевой. Они проводят со мной два часа, а потом предоставлены сами себе, и в итоге не сдерживаются. Тогда и организовали центр.

- Каков примерный возраст современных наркоманов, и на чем они "сидят"?

- В основном – героиновые. Алкоголики бывают. Попадают "винтовые" наркоманы. Сейчас много аптечных наркоманов, которые употребляют вытяжки из опиатных растворов, барбитураты. Смысл тут в другом. Понятие химической зависимости одинаково для всех наркотиков. Человека просто не устраивает реальность, и он бежит от нее, а каким способом – это другой вопрос. Кто-то клей нюхает, кто-то водку пьет, кто-то колется. В среднем к нам попадают люди, которым по 24-25 лет, но есть и 19-летние.

Когда у наркомана главная цель – это употребление, желание быстрее принять дозу, все остальное служит для достижения этой цели. И пока близкие позволяют себя использовать, то наркоманы будут их использовать. Такие ребята зачастую у нас не задерживаются. Когда появляются сложности, а они решать сложности не привыкли, идут к маме, которая всегда даст 500 рублей на дозу.

- Шесть месяцев на реабилитацию - не кажется вам этот срок слишком длинным?

- В головном мозге есть центр, который отвечает за выработку эндорфинов (гормоны удовольствия). Благодаря ежедневному обливанию холодной водой этот центр восстанавливается значительно быстрее и через полгода эмоциональное состояние более-менее выравнивается. Меньший срок не имеет смысла, насколько я могу судить, занимаясь реабилитацией.

- Есть ли у вас второгодники?

- Срывы есть, конечно. Есть люди, которые были у нас по три раза. Один парень четыре раза был, и только с четвертого стал выздоравливать. Ему 26 лет, сидел на героине, и первый раз его привезла мама. Пробыл несколько месяцев, ушел. Через какое-то время мама опять его привезла, но он снова сбежал. После второго его ухода мы стали с мамой более тесно общаться. Потом еще один заезд был короткий, около недели. Но потом уже, видимо, и мама подустала и сказала: "Сынок, живи своей жизнью. Хочешь погибать – погибай, но я смотреть на это не буду". Примерно через месяц он обратился к нам сам. Сейчас уже закончил реабилитацию и живет в городе. Нормально. Работает. Связь мы поддерживаем.

- Можете подвести какие-то итоги своей работы, сколько человек удалось спасти?

- У нас центр небольшой, в среднем в нем находится 10-15 человек одновременно. Из тех, кто прошел курс полностью, примерно 50% на сегодняшний день социально адаптировались, создали семьи, работают.

- Это большой показатель?

- Я бы вообще о показателях не говорил, потому что срок ремиссии где есть уже стабильность – это более трех лет выздоровления и жизни с ценностями, принципами и убеждениями полноценного, социально стабильного человека .

- А в чем суть вашего метода?

- Первый шаг – осознание проблемы. Признание, что я – наркоман, что я – алкоголик. Это первый шаг к выздоровлению. Ну а потом рисуем им полную картину зависимости, ее проявлений. Учим справляться с желанием употребить. Когда новый человек к нам приходит, у него кроме тяги ничего нет, и мы постоянно выдергиваем его из этих состояний. Есть определенные методы. В целом смысл реабилитации – научить человека жить без веществ, изменяющих сознание, получать удовольствие, радость, кайф от своей жизни. Наркоманы, они, можно так сказать, "кайфажоры", и если человек не научится получать удовольствие от трезвости, то потребление рано или поздно все равно вернется.

- А почему вы выбрали для центра это место, вдалеке от города? Это помогает людям вылечиться за счет социального вакуума, в который они попадают?

- Это сдерживающий фактор, но он мизерный. Если человека «перекрывает» желание, то расстояние уже роли не играет. Желающих вылечиться не так много. Я объясняю это с тем, что большинство людей ищут от наркомании таблетку, которой в принципе не существует. Для того, чтобы обрести трезвость, нужно потрудиться.

Источник: http://ria.ru/beznarko_help/20110527/381875357.html