Ложь не во спасение

Потребность хранить «семейные секреты» — один из главных признаков созависимости, которой страдают близкие наркомана или алкоголика. Часто он сам требует скрывать истинное положение вещей. Из страха испортить отношения с близким человеком созависимые невольно становятся соучастниками этого «заговора молчания». Иногда родственники сами стремятся «сохранить лицо», опасаясь подвергнуться осуждениям и насмешкам со стороны окружающих. Родным приходится лгать, скрывая проблему от друзей, сослуживцев и даже врачей. Тем временем, если что и должно подлежать огласке, так это именно пагубное пристрастие члена семьи, ведь без этого успешное лечение зависимости просто невозможно.

Ложь всем и вся

Стремясь сохранить видимость общего семейного благополучия, созависимые начинают врать окружающим. Они лгут детям, объясняя, что отец пришел поздно ночью домой не пьяным, а уставшим от непосильной работы. Приходится обманывать начальника сына, говоря, что тот не может выйти на смену из-за отравления несвежей рыбой или пирожком. Нужно признаться, что отравление действительно есть, только не пищевое, а алкогольное.

Созависимые, как и сами зависимые лгут всем, и в первую очередь себе. Хронический алкоголик убеждает жену, что придет время, и он бросит пить. Он не считает, что его пьянство приносит боль и несчастье в семью, отражается на состоянии психического и физического здоровья его жены, детей, родителей. Он даже способен шантажировать близких своим уходом из их жизни как отца и мужа.

Он доказывает, что лечить его не имеет смысла — при желании он и сам легко откажется от спиртного. В результате и сам алкоголик, и его близкие начинают обманывать самих себя. Мучаются, живя с зависимым, жертвуя своими нервами, спокойствием и счастьем детей до тех пор, пока жизнь не превращается в настоящий ад и они явно не начинают видеть, как сильно ошибались.

К этому времени лечить алкоголика или наркомана уже поздно. Тогда от него чаще всего уходят, оставляя наедине со своими проблемами. Но до этого момента созависимые живут в мире иллюзий. Их представления о настоящем далеки от реальности. Они не видят того, что заметно всем остальным. Созависимые теряют способность рассуждать трезво. Они снова и снова повторяют свои ошибки, не делая их них нужных выводов.

Созависимые обычно выступают в нескольких ролях:

  • спаситель
  • праведный преследователь
  • жертва

Они играют их годами, вместо того, чтобы жить полноценной жизнью.

Как решить проблему

Кардинальное решение — обратиться в наркологический центр и пройти курс реабилитации. Но прежде стоит пообщаться с теми, в чьих семьях нет зависимых, чтобы услышать практически те же советы, что и на приеме у врача, только выраженные в более доступной форме.

Созависимые обычно не хотят их слушать, ведь эти люди не были на их месте. Потому и не были, что мыслят иначе. Иногда мать из жалости к ребенку отказывается применять к сыну строгие меры, хотя отец, сестра и бабушка целиком и полностью за них. Получается, что всем остальным членам семьи не жалко? И врач тоже дает рекомендации не потому, что хочет помочь?

В народе считают: жалеет — значит любит. Но в данном случае происходит подмена понятий: мать не проявляет любовь к сыну, а демонстрирует созависимость, которая способствовала возникновению болезни и препятствует исцелению чада. К здоровой части личности ребенка и к своей семье такая мама жалости не проявляет. Это та самая слепая любовь, вреда от которой больше, чем пользы.

Доходит до абсурда. Например, мать наркомана боится, что сын попадет в руки полиции и угодит за решетку, подхватит СПИД или гепатит, пользуясь одним шприцем с «товарищами». Поэтому она находит «мудрое» решение: приглашает дружков сына в дом, чтобы они кололись под ее присмотром. Разрешает им варить зелье на кухне, сама бегает в аптеку за одноразовыми шприцами. Здесь уже можно говорить о психическом нездоровье. Понятно, куда ведут такие «благие» намерения. Делая «как лучше», родительница собственными руками загоняет ребенка в могилу.

Аналогично поступают жены или дочери алкоголиков, услужливо бегая для них в магазин за выпивкой. Это приводит к прогрессированию болезни, деградации пьяницы и его скорейшему уходу из жизни, куда он может потянуть за собой и своих близких.

Жизнь во лжи обязательно приведет сначала к изоляции семьи от социума, а потом и к ее распаду. Сохранить ее не удастся. Низкая самооценка созависимых заставляет их часто критиковать себя. Но когда это делают другие, им это не нравится. На смену самоуничижению тут же приходят самоуверенность, негодование и гнев.

Одна из основных черт созависимых — тотальное неверие. Они не хотят верить, что ребенок сильный, умный и может самостоятельно справиться со своими проблемами. Не желают слушать родственников и друзей, советующих прислушаться к врачам и обратиться в реабилитационный центр. Когда им предлагают методы лечения, появляется отрицание: «Это не подействует», «Мы так уже делали», «Это только навредит моему ребенку». Не верят они и в Бога, не желая принять вещи, которые не могут изменить. Смирение в этом случае заключается в необходимости отстраниться, молясь о здоровье родного человека.

Однако полное смирение и бездействие родственников в самый тяжелый период сменяются суевериями. Они начинают обращаться к знахаркам, подливать заговоренную воду и подсыпать заряженные на излечение травки в пищу. Но алкоголизм ил наркомания только прогрессируют, а лихорадочная деятельность созависимого снова сменяется полным бездействием. Они ждут, что все наладится само собой, вместо того, чтобы меняться самим и менять свое отношение к близкому человеку и его проблемам. А ведь только так, под присмотром врача и в намеченный срок можно прийти к трезвости. Другого пути просто нет.

Если не хочет лечиться
свернуть